Akeldeme / Блоги.Казах.ру — блоги Казахстана, РК
rus / eng / kaz


Статья Корпоративные блоги: Как вести? содержит практические советы и примеры
Можно ставить записям будущее время. Запись будет в черновиках и в указанную минуту автоматически опубликуется. Любой блог можно сделать коллективным. Для этого надо определенным (или всем) пользователям дать права на запись в него. СМИ могут копировать в свой блог ленту новостей или статей. Дополнительное внимание и комментарии обеспечены. Если у вас уже есть блог в другом месте — можно автоматически транслировать записи из него в нашу блог-платформу












Akeldeme



Культурная жизнь Казахстана: литература, теология, наукa. история, природные явления, экология и др.

Блог Akeldeme Автор блога
Лента друзей
Войти Регистрация


Акельдеме
(эссе)

Цитата
«язык больше, или старше, чем время, которое, в свою очередь, старше и больше пространства» английский поэт Оден, из эссе Бенгт Янгфельдт Язык есть бог. Заметки об Иосифе Бродском


Актуальные проблемы современного развития казахского языка подвигли автора на исследование их причин. Последним толчком к подвигу было интервью с президентом научно-образовательного фонда «Аспандау» Канатом Нуровым (http://zonakz.net/articles/56178). Будучи физиком искал корни явления. Получилось наивное языкознание.
У каждой страны или народа была своя самобытная драматическая история. И эта история в любом случае заслуживает уважения. История казахов, по моему личному обывательскому мнению еще не написана. Было у нас свое государство и была своя историческая миссия, о которой мы почти ничего не знаем. Мне могут обоснованно возразить и показать в сторону академических трудов, написанных авторами, служившими той или иной парадигме. Однако, хотелось бы знать естественную, историю.
Судя по газетным публикациям, некоторые авторы уже хоронят наш язык, типа только бытовой… Мало того утверждают, что, мол, ранее не было государства у казахов… А Дешт-и-Кипчак разве не кыпчакское государство занимавшее большую часть Центральной Азии включая нынешний Казахстан? А когда кыпчакское звучание некоторых слов уже было в древнем Египте, Новом и Ветхом Заветах?
По моим подслушанным, подчитанным представлениям кочевые цивилизации держали в форме оседлые цивилизации, в том числе и набегами или войнами (бич Божий?). История записанная и представленная покоренными или исторически закаленными (кочевниками) народами, конечно, односторонняя. Представьте, что написали бы про конкистадоров историки майя?! Но, намеченное Богом человеку не пересмотреть. Может поэтому, несмотря на многовековое замалчивание казахской истории (историй народов составивших казахов) все-таки появился Казахстан.
Но лица народа как бы, ни видно. Журналисты это называют отсутствием национальной идеи или идентичности. Хотя ученые со степенями и званиями нашли и то и другое. Но на уровне простых людей яркого однозначного образа нет. Может потому что "Лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстоянии"? Похоже, что именно так и обстоит дело. Знакомые филологи сказали, что я использую ненаучный, вульгарный метод. Я сослался на Олжаса Сулеменова, написавшего "Аз и Я". Все равно, мол, не научно. Проработав полжизни в науке, автор вынужден признать, что она не истина в последней инстанции (как того хотели коммунистические власти, а иногда и вовсе не истина). Но все, же если есть наивное искусство, то почему бы не быть наивному языкознанию? Да и не пора ли расшатать замшелые устои?
Полагаю, что казахи наследники кыпчаков. «Кыпча́кские языки́ — одна из самых крупных по числу языков (11 языков) групп тюркских языков, восходящих к единому кыпчакскому языку», утверждает Википедия. Предполагаю, что и казахский язык основан на кыпчакском. Тогда не удивительно казахское звучание некоторых слов в древнеегипетских названиях, в Новом и Ветхом Заветах.
Посмотрим на исторический материал. Предварительно хотелось бы отметить, что в древние времена человек носил имя, отражавшее его суть. В каждом языке много таких примеров: у англичан распространена фамилия Фишер, что переводится как рыбак, что не удивительно, так как Англия со всех сторон окружена морем, и значительная часть населения кормилась рыбой. Если же человек был охотник, то его так и звали – Мерген (по-казахски охотник, меткий стрелок). Что тоже естественно, казахи жили в степях и кормились охотой, а не рыбой. Потом исторические наслоения перекрыли, завуалировали эту простую модель (имя-функция) идентификации человека, когда имя отражало функцию человека (в обществе). Можно предположить, что в древности эта простая модель имела место, то есть была ясная связь между именем человека и его образом в сознании его современников. Можно также предположить, что и места назывались по их функциональному образу. Современный пример: г. Экибастуз согласно Википедия возник как «Екі бас тұз» как место, помеченное двумя головами соли и буквально переводится «Две головы соли».
Читая Библию, наткнулся на поразительное слово "Акелдама". Вот единственное его упоминание (Деяния 1:19) - «и это сделалось известно всем жителям Иерусалима, так что земля та на отечественном их наречии названа Акелдама, то есть земля крови». Что значит на «отчественном их наречии»? Сразу пришло казахское звучание – акельдеме, то есть буквально: «не скажи принести». Литературный перевод: не приведи. И уже совсем духовно-литературный перевод: не приведи, Господи! Действительно, не приведи Бог заниматься предательством Спасителя – супергрех в истории человечества!
Такой перевод определен контекстом. Согласно справке из библейского словаря В.П. Вихлянцева: Акелдама - "земля горшечника", небольшой участок земли на юг от Иерусалима с особо мягкой глиной, купленный первосвященниками на деньги Иуды Искариота, которые тот получил за предательство Иисуса Христа и позже бросил в храме. Остатки кладбища на этом месте сохранились до сих пор.
Получается, что либо в Иерусалиме все говорили на кыпчакском - это конечно нонсенс! – либо, там компактно проживали носители такого наречия (языка), которые по своему так и назвали эту землю. Предположим, что это были наши предки кыпчаки. Можно представить себе, что к ним подошли местные священники, которые подобрали серебренники Иуды и выкупили у них этот участок. Когда же, узнали («и это сделалось известно всем жителям Иерусалима»…) – какие это деньги, то они, будучи в шоке и ужасе, постарались сразу отречься, говоря: «акельдеме». Так эту землю (участок) и прозвали «на отечественном их наречии».
Далее казахизмы (наши слова вошедшие в другие языки), определяемые мной и моей фантазией оказались не так уж и редки в древности. «Ева» очень похоже на казахское «Иба» – смиренная, покорная (мечта о покорной жене была даже у Адама и не утратила актуальности!). А их первый сын Каин звучит как казахское «кейін», переводится как следующий, второй. Что вполне логично, так как Адам с Евой считались первыми людьми, а их дети – второй генерацией. В то же время казахское слово «қайын» - родня мужа по отношению к жене, а также родня жены по отношению к мужу. Второй сын Авель, невинно убиенный, звучит как казахское «Обал» (невинная, зряшная жертва).
Абраам звучит как апарам (отведу), ведь Бог обещал отвести Абраама к его богатым землям. И так далее – можно привести много подобных соответствий. Например, весьма популярное имя Иосиф созвучно казахскому «өсiп», что переводится как выросший. Сразу ассоциация: Осип Мандельштам.
И может быть в эту минуту
Меня на турецкий язык
Японец какой переводит
И прямо мне в душу проник.
А ведь функция Иосифа – это его знаменитый рост от раба до главного везира фараона Египта. Эта метаморфоза похожа на историю раба Бейбарса - кыпчака из племени Берш, - ставшего султаном Египта. Правда, Бейбарс еще оставил после себя династию, правившую Египтом немногим меньше Романовых в России.
Далее хотелось бы привести пример с Ноевым ковчегом. Праведный человек Ной и его семья по указанию самого Бога-отца построили большой ковчег (корабль), собрали на него по паре всех сухопутных животных и во время всемирного потопа спасли себя и их. Господь, говоря современным компьютерным языком, решил перезагрузить свое особенное творение – человечество и просто утопил его (за исключением Ноя и его домочадцев), так как оно неимоверно погрязло в грехах. Сорок дней ковчег и его экипаж плыли по сплошной водной поверхности нашей планеты. Внезапно ковчег остановился, задев какую-то твердь. Все знают, что это была гора Арарат.
Эта швартовка произошла около современного города Нахичевань. Его древнее название Наксуана. Теперь на минутку представим, что Ной говорил на казахском-кыпчакском и после долгожданной и внезапной остановки ковчега он сразу послал кого-то, скорее всего своего сына, открыть, наконец, люк и посмотреть что там видно – может быть, суша? И когда сын вернулся, он ответил (по простецки, по казахски): «нақ су ғана». Это переводится: «везде только вода». Иначе и не могло быть – все-таки время всемирного потопа! Итак, ковчег зацепился за вершину Арарата, но, начиная с этого момента дождь, прекратился, вода пошла на убыль и ковчег сел на сушу. Это место и назвали Наксуғана. Возможно, Ной сказал: «Да будет это место названо Нақсуғана, как сказал мой сын, чтобы мы помнили о великом потопе»! Правда одна буква (ғ) потерялась, что, наверное, простительно, учитывая, что прошло много времени, как минимум, – 4500 лет!
Для всего цивилизованного человечества – Библия надежный источник знаний. История с мировым потопом и Ноем прописана не только в Библии. Посмотрим на древний Египет. Основатель египетских династий звал себя Менес. Читаем не спеша и по казахски: «Мен Ес», то есть: «Я Господь». После него было еще два десятка фараонов тоже официально идентифицировавших себя с Богом. Например, 4 династия и тоже с именем, содержащим слово «мен», то есть «я». Ниже справка из Интернета о четвертой династии: Менкаура (Микерина) и его жена Династия 4, c2515 до н.э. (http://www.westcler.org/gh/curlessmat...Queen1.jpg Menkaure (Mycerinus) and His Wife Dynasty 4, c2515 BCE). Его имя Menkaure я бы прочитал по казахски как «Менқұр», то есть «только я». Величие не только в имени, но и, как видно из его статуи на рисунке, в гордом азиатском внешнем виде – действительно только я и никто другой! Особенно, если твой прапрадед был великий Менес (Я Господь). Автору внешность этого фараона и его жены кажется вполне казахской. У египтян все таки другая внешность, строение черепа другое.
[img]http://www.westcler.org/gh/curlessmatt/arthistory/2b/Menkaure&Queen1.jpg[/img]

Были еще египетские божки по специальностям: например, Осирис – бог плодородия. По казахски «өсiру» – значит вырастить, а өсiрiс – рост. Вот Росту и молились египтяне, сажая пшеницу на илистых отложениях Нила. А бог здоровья Емхотеп напоминает казахское "ем күтуп" – "лечится" или сохранять здоровье.
Разумеется, я не пытаюсь утверждать, что казахский язык – типа, пра язык, древнейший и тому подобные экстравагантные вещи. Скорее всего, пра-язык был сам по себе и остался в языках народов мира (вспомните историю с Вавилонской башней). А в казахском он еще как-бы лучше проглядывается, потому, что мы жили далеко от Средиземноморья, где согласно современной науке и "варилась" вся древняя история. В центре Азии, на территории современного Казахстана, населения не так много сейчас. Можно полагать, его было еще меньше в древние времена. Казахам, то есть кыпчакам, как-бы не с кем было смешивать язык. Может поэтому, та доля пра-языка, которая досталась казахам все еще сохранилась в первозданном виде.
Впрочем, мои «теоретические» догадки не убеждают меня самого. Фундаментальные объяснения о памяти культуры нашел у известного литературоведа и культуролога Лотмана Юрия Михайловича в его книге «Семиосфера», Санкт-Петербург, «Искусство-СПБ», 2004.
«У этого вопроса есть и другой аспект. Казалось бы, что текст, проходя через века, должен стираться, терять содержащуюся в нем информацию. Однако в тех случаях, когда мы имеем дело с текстами, сохраняющими культурную активность, они обнаруживают способность накапливать информацию, то есть способность памяти» (С 163). Это открытие Лотмана поражает (по крайней мере, автора МХ) и переворачивает отношение к древней культуре и истории.
«Семиотические аспекты культуры (например, история искусства) развиваются, скорее, по законам, напоминающим законы памяти, при которых прошедшее не уничтожается и не уходит в небытие, а, подвергаясь отбору и сложному кодированию, переходит на хранение, с тем, чтобы при определенных условиях вновь заявить о себе». То есть, прочитывая «акелдама» по казахски я понимаю больше, чем, если бы воспринимал его как просто старое и непонятное слово. Разве это не прекрасно! Казахский перевод полностью соответствует контексту основного текста - Новому Завету.
«Постоянная актуализация разных текстов прошедших эпох, постоянное присутствие – сознательно и бессознательно – в синхронном срезе культуры глубинных, порой весьма архаических, ее состояний, активный диалог культуры настоящего с разнообразными структурами и текстами, принадлежащими прошлому, заставляют усомниться в том, что плоский эволюционизм, согласно которому прошедшее культуры уподобляется ископаемым динозаврам, и строгая линейность ее развития являются подходящими инструментами исследования. Иногда «прошедшее» культуры для ее будущего состояния имеет большее значение, чем ее «настоящее» (подчеркнутой мной, МХ). Так, Чернышевский, считая, что для русской литературы 1855 г. произведения Гоголя и Белинского «современнее», чем современность, писал: «Надобно еще спросить себя, точно ли мертвецы лежат в этих гробах? Не живые ли люди похоронены в них? По крайней мере, не гораздо ли более жизни в этих покойниках, нежели во многих людях, называющихся живыми»? (С 615). Нельзя не восхитится глубиной русской литературы и еще раз вспомнить, что рукописи не горят, а слово - живое.
«Всякое функционирование какой-либо коммуникативной системы подразумевает существование общей памяти коллектива. Без общей памяти невозможно иметь общий язык (подчеркнуто мной, МХ). Однако разные языки подразумевают разный характер памяти. При этом речь идет не только о различии ее синхронного объема, но и о ее диахронной глубине. Можно сформулировать положение: чем сложнее язык, чем более он приспособлен для передачи и выработки более комплексной информации, тем большей глубиной должна обладать его память (С 616). Последнее выражение весьма оптимистично, для меня оно означает, что у казахского языка огромное прошлое, глубокая память, начиная аж с фараонов, и для выработки более комплексной информации у него есть будущее, потому, что оно, скорее живое, нежели мертвое и еще не стерлось. Если, конечно, мы не будем игнорировать посылку простой и ясной информации от предков – Акелдама, по современному: Акельдеме. В самом деле, точно ли мертвецы лежат в этих гробах? Не рано ли похоронили наш язык?
Возвращаясь к теме, в заключение отметим, что «Расшатывание норм поведения – необходимое условие прогресса – субъективно переживается коллективом, погруженным в предшествующую стадию линейного процесса, не только как безумие, но и как моральная деградация». Как точно подмечено Лотманом! Это наше нынешнее «послесовковое» ощущение ситуации. Но оно пройдет, как и все предыдущие субъективные времена. Важно не потерять самое святое – свой язык, который такой древний, но живой и что-то очень важное он нам говорит. Слышим ли мы?
И еще. То как у нас пытаются возродить казахский это тоже линейная или даже прямолинейная методика по отношению к живому и, надо полагать, независимому явлению. Слава Богу, начали понимать, что нельзя насильно, административно-принудительно. Язык это не только словари, произношение и предмет гордости. Это пласты культуры, истории, наконец, душа народа и все это еще реально взаимодействующее с культурой и историей всего человечества.
Значит надо подымать культуру, современную, а не только этническую. Кумыс и юрта – банальные символы, и они есть у многих. А где понятия красоты, справедливости, утонченности и божественного? И если казахские звучания употреблялись в древние времена, значит, они были интересны тем людям и тем культурам? Даже если они приходили военно-кочевым путем, как пишут академически-линейно. Скорее всего, они просто понравились древним цивилизациям. Например, современным казахам нравится слово «творчество» и оно просто вошло в наш современный язык и уже производные от него есть, типа «творчествалық кеш» - творческий вечер.
Теперь о методике. О величии кипчакского-казахского написано немало. И академически – Александр Гаркавец и новаторски – Олжас Сулейменов. Это наши гиганты, пожалуй, есть еще многие другие авторы. Государственная пропаганда (в хорошем смысле слова) вроде бы старается, но серьезных результатов не видно. Нужна система, причем творческая. Тот же Чингисхан, разве он был просто воякой? Как писал Исай Калашников он был реформатор, он не только расшатывал нормы поведения, но и обещал новые земли и свободу (он подражал Богу). Он был творческим деятелем.
Может наши власти пообещают нам свободу и землю? Сомнительно. Но, в наших условиях, можно снизить налоги тем, кто реально ведет делопроизводство на казахском. Можно открыть бесплатные клубы казахского языка для широкой публики. Для детей и взрослых отдельно, для лириков отдельно. Для физиков тоже надо попробовать. Это могла бы быть национальная программа. Молодежь ищет духовной опоры и бежит в религию. Но только, правда и истина могут быть реальной опорой. Как ее найти?
Нужна национальная идея? Она уже лежит на поверхности – спасем уникальный язык, на котором говорили древние с начала веков. Вот на чем можно было бы строить методики изучения языка. Может это язык, данный нам с неба? Может отсюда наше тенгрианство? У нас было государство Дешт-и-Кипчак, исторические личности как султан Бейбарс и другие. Давайте оживим их. Давайте вернем нашу общую память, тогда и вернется самый интересный и красивый язык. То есть без величия и кумысного патриотизма возьмемся за изучение их деяний. Надо искать, найти и вытащить историческую правду на белый свет. И тогда древний язык, древние слова, освобожденные от толщ исторического закатывания, оживут и даже оживят наш уставший и заблудший мир. Потому, что то, что было в начале, было совершенным. Ну, по крайней мере, весьма хорошим. Ибо, «И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма».
Надо возвращаться назад, к живой общей памяти. Сейчас идет глобализация, были периоды вестернизации, империализма, который «закатал нас в асфальт» в историческом плане. Но даже из-под асфальта, так или иначе, пробиваются живые растения. Нежные и хрупкие, как тростник, но это мыслящий тростник. Так говорил французский математик, физик и философ Блез Паскаль (1623 - 1662). "Человек, - писал он, - всего лишь тростник, самый слабый в природе, но это мыслящий тростник».
Асфальтированная планета задыхается от перегрева и может погибнуть, если человечество не обуздает свою жадность и глупость и не вернется к экологически чистой планете, то есть к тому, что было в начале. Мы, «асфальтовые» и «нағыз» казахи имеем исторический шанс вернуться к истокам жизни. Через воскресение общей исторической памяти надо возродить древний-современный казахский язык, чтобы наш народ осознал себя в истории, свою миссию. Тогда будет ясно, как и что делать, чтобы наш современный-древний народ вспомнил свой язык и жил в гармонии со всеми народами и всем миром.
Автор: Хайдаров Мухтар Сафаржанович, эл.почта: mkhaidarov@gmail.com
Теги: языкознание, кыпчакские языки, казахский язык, Египет, семиотика